wrapper

Спорт после 40

Корзина пуста
vk livejournal sports.ru russiasport youtube

«Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они — храмы, где я исповедую мою религию»

Анатолий Букреев – один из самых крутейших альпинистов мира, погибший в 39 лет. Трагедия на Эвересте в 1996 году, где он был в центре событий, привлекла особое внимание мировой общественности и вызвала жаркие дебаты и неоднозначные оценки действий и поступков Букреева. Мне та история показалась очень интересной и я попытался разобраться. Прочитал кучу литературы и материалов в сети, пару книг, и свое представление о случившемся получил.

Хочу поделиться. Рассказывать буду своими словами и если вас эта тема заинтересует также, как и меня, то, пожалуйста, копайте дальше. В этой статье – лишь мой личный взгляд на те события.

Итак, начнем.

1996 год, вы помните, каким он был. Не так давно великая страна окончательно развалилась и деградировала. Деньги были только у бандитов и политиков, спортсмены в их число не входили. Анатолий Букреев был альпинистом высочайшего класса, но ни в России, ни в Казахстане (там он жил, хотя родился в России, в Коркино, Челябинской области) работы для него не было. Государство прекратило финансирование и альпинисты выживали как могли. Кому-то повезло устроиться гидами в горные экспедиции, кому-то не повезло. Заслуженные Мастера Спорта СССР трудились таксистами, грузчиками и т.д.

А в мире, тем не менее, интерес к альпинизму рос. Набирали популярность коммерческие туры, в том числе и на Эверест. То есть, заплатив определенную сумму, человек мог рассчитывать подняться на вершину. Нужны были помощники, опытные альпинисты, которые помогали этим «туристам» при восхождении.

Букреев был известным мастером и имя его знали, уважали и ценили. В один «прекрасный» момент в Катманду, ожидая приглашения, он понял, что ждать больше нельзя. Нужно возвращаться домой, средства к существованию закончились окончательно. Он стал продавать свое альпинистское снаряжение, чтобы наскрести на билет до Алма-Аты.

В это же время Скотт Фишер, тоже знаменитый, но американский альпинист, набирал коммерческую группу для восхождения на Эверест. Дело продвигалось с трудом, но все же продвигалось. Он совсем случайно узнал, что Букреев сейчас без работы и поставил себе цель уговорить его пойти с ними. Впрочем, уговаривать Анатолия долго не пришлось, ему были нужны деньги, работа была знакомой и любимой, а то, что тащить в гору придется дилетантов, то и с этим можно справиться. К тому же, дилетанты эти оказались вполне приличными и приятными людьми. Букрееву было поручено многое, в том числе и закупка оборудования и он взялся за дело с энтузиазмом.

При подготовке были допущены многие ошибки и многое делалось в спешке. Букреев все это видел и понимал, как мог влиял, но решающего голоса, конечно, не имел. К тому же он доверял Фишеру, они были давно знакомы и он знал Скотта как человека дела, умного и решительного. Короче, в конце концов все более-менее устаканилось, экспедиция отправилась к Эвересту. Называлась она «Горное Безумие».

Не все шло гладко, но в целом норм. Кто-то из туристов вернулся назад, кто-то чувствовал себя плохо, но все было под контролем. Акклиматизация прошла успешно и осталось только сделать последний рывок. Самый трудный и самый опасный. Букреев всю дорогу работал наравне с шерпами и каждый член экспедиции бы ему очень благодарен за его труд, но были и претензии. Ему позже вменяли, что он мало общался с клиентами, не особо вникал в их психологическое состояние и так далее. Анатолий же это своими обязанностями не считал, все его обязанности были четко определены и сформулированы, и касались только профессиональной части. Мамочкой для клиентов он не был и быть не хотел.

В палаточном лагере перед последним штурмом стояла еще одна коммерческая экспедиция, «Консультанты по приключениям», и на Эверест поднимались обе группы, по одному и тому же пути. Проблема была в том, что погода стояла так себе, Букреев и шерпы уже не верили, что восхождение возможно, но вдруг небо прояснилось и руководители приняли решение рискнуть и подъем не отменять. Это был очень большой риск.

Изможденные клиенты потянулись наверх. Анатолий Букреев и другие гиды помогали им как могли. Долго про все рассказывать, но помощь заключалась и в прокладывании перил (веревок, облегчающих подъем), и перетаскивание снаряжения, и прокладка троп, да и просто физическая помощь – помочь идти, помочь встать, помочь преодолеть расщелину.

До вершины все же многие добрались.

way to everest base camp

Дальше начинается самое важное и интересное. И если вы все-таки дочитали до этого места, то дальше читайте еще внимательнее.

По договоренности (а фактически приказу) Фишера Анатолию Букрееву теперь предстояло спуститься в лагерь, чтобы отдохнуть. Он был уже невероятно утомлен тем, что поднимал неподготовленных людей наверх и в таком уставшем состоянии был уже практически бесполезен. Кроме того, спустившихся нужно было встречать, помогать, а в случае необходимости быть готовым снова подняться наверх для оказания помощи. А для этого нужны были силы.

Это был приказ и это было самое разумное решение. Наверху оставались еще гиды и сам Скотт Фишер.

Участник «Консультантов по приключениям» господин Кракауэр впоследствии разразился обвинительными статьями и даже написал книгу по поводу этого решения. Он обвинил Букреева в том, что тот «припустил вниз со всей прыти», бросив клиентов на произвол судьбы. И даже нашел обоснование – Букреев шел без кислорода и был легко одет. По поводу одежды ложь легко развеивалась, сохранилось множество фотографий где было видно, что одет Анатолий был в самую современную экипировку. А без кислорода он поднимался всегда и так ему было удобнее, он был опытный альпинист. Тем не менее баллоны он брал, но отдал их потом нуждающимся членам экспедиции.

Дальше – больше.

Наверху разразился ураган, погода испортилась мгновенно, подул очень сильный ветер. Если бы клиенты эти не задержались на вершине (а они сильно задержались, впечатленные красотами Эвереста), то шанс спастись у них бы еще был. Спуск был тяжел, они в конце концов в снежном плену заблудились. Видимость была почти нулевая. Тот, кто дошел первый, весь обмороженный и еле живой рассказал, что еще четверо умирают невдалеке, где-то там.

Букреев, еще не восстановившийся, пошел их искать (а уже была ночь), но не нашел и вернулся. Начал снова, более подробно расспрашивать вернувшегося. К слову, с ним не пошел никто, ни шерпы, ни сука Кракауэр, спокойно отдыхавший в палатке.

Тем временем с вершины вернулся еще один шерп и доложил, что Скотт Фишер умирает наверху. Один и без кислорода. Букреев попытался заставить шерпов идти к нему на помощь, но те сказали, что дело это бесполезное и опасное. Они только молились. Перед Анатолием стоял сложный выбор и он пошел спасать тех четверых, а не своего друга Скотта.

Он их нашел! И всю ночь в одиночку тащил каждого по одному в лагерь. На себе. В метель и мороз. Без кислорода. Без помощи. Он спас троих. Женщина-японка была уже мертва и это ему тоже Кракауэр потом предъявил. К слову сказать, лучшие альпинисты мира признали впоследствии эту спасательную операцию уникальной и в один голос утверждали, что ни один человек больше не способен такое совершить.

После этого, потеряв сознание, Букреев отключился на несколько часов. А очнувшись, пошел узнавать, что с Фишером. Оказалось, что шерпы все же поднялись к нему, оставили ему кислород, а самого спускать не стали. Бесполезно и смертельно опасно. Букреев пошел к нему, ведь Скотт был еще жив! Его отговаривали, но он пошел. Он дошел, но опоздал. И все, что он смог сделать, это «похоронить» друга и защитить его тело от птиц. Как дошел обратно, он не помнит, так как сил не было вообще, а видимость была не дальше протянутой руки. Плюс ветер и мороз. Минус 50, а по ощущениям гораздо ниже. Но он как-то интуитивно дошел. И выжил.

Потом его доставали журналисты и он отдувался за всех. А по-моему, так Анатолий Букреев – настоящий герой и нам нужно гордиться тем, что мы с ним родились в одной стране.

Кстати, за этот подвиг Букреев получил благодарность Сената США и право на американское гражданство.

Погиб Анатолий в 1997 году, конечно, в горах. Лавина... Тело его найдено не было.

Он был лучшим в мире одиночным скоростным восходителем, да простят меня альпинисты за корявую терминологию.

Памятная доска, установленная у подножия Анапурны, горы, которая отняла жизнь у Анатолия Букреева.

Anatoli Boukreev Memorial at Annapurna Base Camp

Мемориальная доска в Алма-Ате

Anatoli Boukreev in Almaty Central stadium

В 2007 году на пике Пионер под Алма-Атой выше турбазы «Алматау» в день 10-й годовщины гибели Букреева альпинистской общественностью была установлена тренога с колоколом и две чугунные памятные плиты: одна именная, вторая с молитвой. Пик теперь носит имя Букреева.

«Моя огромная благодарность снова и снова Анатолию Букрееву. Без него я не был бы таким восходителем, каким являюсь. Никогда не забывайте о нём, потому что он был примером вашего экстраординарного величия» — Симоне Моро

Другие материалы в этой категории: « Дакар – это горизонтальный Эверест

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

Футбол, Сборные

Футбол Европа

arsenal ayaks bavariya barselona valensiya
vest khem dinamo kiev inter latsio liverpul
manchester yunajted metallist milan obolon olimpik
pszh real roma sevilya chelsi
yuventus angliya braziliya germaniya finlyandiya

Хоккей KХЛ, ВХЛ

Хоккей НХЛ