wrapper

Спорт после 40

Корзина пуста

Четырехкратный чемпион мира в «Формуле-1»
ЕГО НАЗЫВАЛИ МАЗОХИСТОМ

После успешного выступления сборной Франции на чемпионате мира в 1958 году в стране начался настоящий футбольный бум. Тысячи мальчишек бредили футболом и, желая походить на своих кумиров Копа, Фонтена и Пьянтони, осаждали футбольные школы и секции.

Не стал исключением и Ален Прост, решивший во что бы то ни стало завоевать мировое признание на футбольном поле. В отличие от многих, у него, помимо этого желания, был еще и талант, и тренеры стали выделять его уже с тринадцати лет. Но увы, их надеждам так и не суждено было сбыться. Неожиданно для всех Ален страстно увлекся автомобильным спортом и бросил футбол, оставивший ему на память сломанный в одном из столкновений нос.
Ален Прост родился 24 февраля 1955 года в небольшом городишке Сен-Шамоне, недалеко от Лиона. В детстве он мало чем отличался от своих сверстников, как и все, учился в школе и рос подвижным и сильным мальчиком. Да, ему нравились слаломные проходы техничных нападающих и красивые голы, но куда больше его восхищали крутые виражи и сумасшедшая скорость гонявших по шоссе машин.

В 1973 году Ален поступил в знаменитую автомобильную школу в Ле Касееле и уже очень скоро, выиграв наиболее почетный среди молодых пилотов Франции приз «Volant Elf», заставил говорить о себе как о восходящей звезде французского автоспорта. И конечно, он уже тогда мечтал выступать в «Формуле-1», где была собрана элита мировых гонщиков.
Но Париж, как и Москва, строился, наверное, тоже не сразу, и, прежде чем бросаться в горнило самых отчаянных испытаний, надо было пройти предварительные стадии и набраться хоть какого-то опыта. Ален начал выступать сначала в «Формуле Рено Мартини», где сумел стать чемпионом Франции и Европы, а затем выиграл европейское первенство в «Формуле-3».

В первых же своих выступлениях Прост заявил о себе как о блестящем стратеге, рассчитывавшим не только на риск и скорость, но и на умение пользоваться малейшим просчетом своих противников. В отличие от гонщиков старой школы Жарье и Арну, рисковых, но ненадежных, он сразу же стал выделяться удивительной для его возраста стабильностью. В 1979 году его мечта сбылась, он подписал контракт с командой «Макларен» и финишировал шестым в Аргентине, а затем пятым в Бразилии, что считалось выдающимся результатом. Прост не только впервые покинул Европу, но и гонял в Южной Америке по трассам, которые никогда прежде не видел. А это было равносильно игре со смертью, недаром же есть пословица «Не зная броду, не суйся в воду»... Что же говорить о совершенно незнакомом шоссе, по которому надо было пролететь с сумасшедшей скоростью, притом не просто пролететь, но и обогнать других гонщиков, за плечами которых был огромный опыт выступления в подобных соревнованиях и прекрасное знание трассы. Несмотря на все это, Прост пролетел и свой первый сезон в «Формуле-1» закончил пятнадцатым. Правда, к тому времени он уже успел попасть в аварию и довольно долго восстанавливался. И даже не столько физически: главным было перебороть неизбежный в этих случаях страх нового столкновения. Ален переборол и... перешел в команду первого в мире обладателя турбо-мотора «Рено». Впрочем, дело было не только в моторе. Как уверял сам Прост, по тем временам «Макларен» никогда не ставил перед собой цель выиграть чемпионат, а ему хотелось быть первым.

В новой команде он сразу начал конфликтовать с ее лидером Арну, не желавшим уходить на вторые роли. И когда Арну нарушил все договоренности и пришел первым в одном из решающих заездов, лишив таким образом Проста шансов на завоевание чемпионского титула, между ними сразу же начались безобразные сцены. Не сумевший победить на шоссе, Прост победил за его пределами: Арну был вынужден перейти в «Феррари», и новым партнером Проста стал Энди Чивер. Чивер оказался покладистым парнем, и уже очень скоро Ален отпраздновал свою первую победу на Гран-при Франции 1981 года.

Это была в высшей степени драматичная гонка, буквально до самых последних метров Просту пришлось бороться с Уотсоном, Пике и затаившим на него страшную обиду Арну. В довершение всего гонка заканчивалась под проливным дождем, и Просту пришлось проявить чудеса изобретательности, чтобы прийти К финишу первым. И все же в общем зачете он занял только четвертое место. К этому времени он был уже женат и имел двух детей — Николауса и Сашу.

А тем временем события шли своим чередом. Успехов не было, руководство команды начинало терять терпение, и особенно доставалось спортивному директору команды Ляруссу и ее менеджеру Сажу. Вместе с руководством команды проявлял недовольство и Прост, от которого раз за разом ускользали первые места. И все же особой вины этих двух людей, в прошлом неплохих гонщиков, не было. Виновата была техника, имевшиеся в их распоряжении машины не могли одинаково хорошо бегать на скоростных и медленных трассах, а их конкуренты «Лотус» и «Лижье» уже снабжались куда более мощными моторами. И тогда, съедаемый честолюбием и жаждой успеха, Ален пошел на огромный риск и стал выступать не только как гонщик, но и как испытатель новых моторов, пытаясь привести их в соответствие с требованиями последнего технического регламента, утвердившего болиды с плоским днищем. Его чреватые неприятными последствиями усилия не пропали даром, и Ален с завидным постоянством стал выигрывать гонку за гонкой, хотя и потерпел обидное поражение на Гран-при Южной Африки, где слетел с трассы.

Прост становился все более заметной личностью в «Формуле-1», имел прекрасную техническую базу и все шансы на успех, и тем не менее снова перешел в «Макларен», где занял место Уотсона, не вовремя потребовавшего повышения своего гонорара. Следившие за карьерой Проста журналисты в связи с этим прозвали его «мазохистом». К тому времени в «Макларене» произошли большие изменения: старое руководство ушло, и во главе команды стоял Рон Деннис, деловой и знающий свое дело человек. Прост стал обладателем прекрасного болида, снабженного новым турбонадув-ным двигателем, и даже не сомневался в том, что уже очень скоро займет первую строчку в табели о рангах. Но... не удалось, чемпионом мира стал Лаудой, опередивший Алена всего на пол-очка, и огорченный Прост все свои надежды возлагал теперь на Гран-при Бразилии 1985 года, хотя за победу в нем сражались такие известные гонщики, как Мэнселл, Росберг, Пике и уже набиравший силу Айртон Сенна. На этот раз Прост не рисковал и победил благодаря своему потрясающему умению вести тактическую борьбу и использовать малейшие промахи соперников.

Так сбылась его мечта, и он впервые стал чемпионом мира. Драматически складывалась и последняя гонка следующего 1986 года, когда сразу три ее участника — Мэнселл, Пике и Прост имели шансы стать чемпионами мира. Но если первому из них было достаточно прийти к финишу только шестым, то Просту была необходима только победа. Гонку сразу же возглавил Росберг, за ним шли Пике и Мэнсэлл, а стартовавший в конце первой десятки Прост прочно обосновался на четвертом месте. Ален делал все возможное, но по всему было видно, что на этот раз ему не обогнать лидеров. И тогда, к великому изумлению всех наблюдавших за гонкой, Прост решил сменить резину на своем болиде. Работа заняла целых пятнадцать секунд, по меркам царивших на трассе сумасшедших скоростей показавшихся вечностью, и теперь даже самые рьяные почитатели француза не верили в его победу. И напрасно, поскольку в конце концов и случилось то, на что рассчитывал дальновидный Прост. Резина, способная, по уверениям представителей фирмы «Добрый год», «обувавшей» многие команды, выдержать «даже страшную австралийскую жару», стала садиться, и когда растерянный Пике потребовал ее замены, судьи не разрешили ему это сделать. Затем... затем по той же причине с трассы вылетел Росберг, и каково же было изумление возглавившего гонку Мэнселла, когда он увидел обходившего его Алена Проста! Он попытался было догнать его, но уже через несколько секунд резина на его болиде взорвалась, и ему только чудом удалось избежать серьезной аварии.

После этой гонки Ален Прост стал признанным лидером «Формулы-1», но в это время в «Макларене» появился Айртон Сенна, и в жизни гонщика, которого уже называли великим, начался самый напряженный период. Рисковый и прекрасно гонявший Айртон не скрывал своих честолюбивых намерений, и конфликт между ними был неизбежен. В 1988 году они вдвоем одержали пятнадцать побед в шестнадцати гонках и привезли команде четырнадцать дублей. Но уже на следующий год вновь принесший «Макларену» чемпионское звание Прост был вынужден из-за постоянных склок перейти в «Феррари», и именно с этого момента началось, наверное, самое драматическое противостояние между двумя великими гонщиками, какое когда-либо видел современный спорт.

В страстном стремлении доказать свое превосходство, они гонялись за победами по краю пропасти, и весь мир с небывалым волнением следил за их потрясающими по своему драматизму схватками. Так было и на взволновавшем всех своей напряженностью Гран-при Мексики 1990 года, накануне которого Прост заявил, что одержит победу. Немногие поверили ему, уж слишком силен был Сенна, да и такие звезды, как Пике, Мэнселл, Уорвик и До-нелли, тоже горели желанием прийти первыми. Утром на warm-up (тренировочный заезд, своего рода разминка. — Примеч. авт.) Прост был только тринадцатым, что намного уменьшило его и без того невысокие шансы на успешное выступление. Но он не унывал, и пока его звездные соперники отдыхали в своих роскошных номерах, Ален вместе со своим инженером возился в боксе с болидом. А когда он, улыбающийся и довольный, появился перед самой гонкой на публике, можно было подумать, что с журналистами разговаривает не занявший на раскатке последнее место гонщик, а уже победивший в гонке чемпион. Прост снова повторил: «Вы увидите, я выиграю!»

Спорить с ним никто не стал. Да и зачем? Не он первый делал хорошую мину при плохой игре, и этот старый как мир прием был рассчитан только на новичков. Ну а когда началась гонка, к великому удивлению специалистов и зрителей Ален сдержал свое слово и с первого до последнего метра так и не позволил никому из своих преследователей выйти вперед. Конечно, его пытались выбить с трассы, но казавший выкованным из железа Прост не дрогнул и довел дело до победного конца. Недаром именно эту победу он и по сей день считает самой красивой в своей карьере. Ну а затем была Япония и тот самый инцидент с Сенной, после которого оставшийся вторым Прост впервые не подал ему на подиуме руки. 1991 год оказался и вовсе провальным, расстроенный Прост покинул «Формулу-1» и стал консультантом и комментатором французской телекомпании. Как и всегда в подобных случаях, многих интересовала истинная причина ухода великого гонщика, ему задавались сотни вопросов. Но все это было бессмысленно, достаточно было просто посмотреть на лицо Проста, вылезавшего из болида на своем последнем Гран-при, чтобы понять почему...

Да, за его плечами были многочисленные гонки, слава и звания, и тем не менее каждый мог видеть, что этот человек совершенно опустошен духовно и физически и ему больше нечего ждать от гонок и нечего делать на тех трассах, где теперь летал на сумасшедших скоростях Сенна. Несмотря на всю свою любовь к гонкам, Прост никогда не был одержим ими, как его извечный противник. Он хотел просто жить как все люди, у него были друзья, любимая семья, и, в отличие от Сенны, который не мог ни о чем думать, кроме как о гонках, и своим фанатизмом действовал ему на нервы, ему было о чем подумать и помимо свистевшего в ушах ветра.

И все же карьера Проста на этом не кончилась, он вернулся и Уже в 1993 году отпраздновал свою четвертую победу в «Формуле-1». Но это была радость пополам с грустью, потому что на этот раз он Уходил навсегда. Гонки он, конечно, не бросил, поскольку именно ему, давно уже ставшему любимцем всей Франции, доверили создание национальной команды. Французские промышленники Мечтали прославить свои моторы и шасси. Именно для этой цели ими и была куплена основанная в 1976 году Ги Лежье команда «Лежье». И хотя в трехстах гонках она победила всего девять раз, в 1997 году Прост стал ее руководителем, и уже в своей первой гонке его молодые пилоты показали, чего они стоят, получив Первый пьедестал.

Но Прост радовался рано, команда попала в глубокий кризис, и пятидесятый чемпионат мира должен был дать ответ на стоявший перед ним гамлетовский вопрос: быть или не быть команде? Несмотря на все старания Проста, чуда не произошло, и к концу сезона команда потеряла почти все, что только могла потерять. Прост уже собирался продавать ее, но в самый последний момент все вроде бы наладилось, и окончательный ответ на этот важный для бывшего чемпиона вопрос даст только новый сезон. Что же касается самого Проста, то уж кто-кто, а он со своим опытом и славой вряд ли останется не у дел. Если, конечно, захочет.

Другие материалы в этой категории: « Легенды Формулы-1 Кто такие рента-драйверы »

Добавить комментарий

Инвентарь   kinezio2   tren   stelki

Футбол, Сборные

Футбол Европа

arsenal ayaks bavariya barselona valensiya
vest khem dinamo kiev inter latsio liverpul
manchester yunajted metallist milan obolon olimpik
pszh real roma sevilya chelsi
yuventus angliya braziliya germaniya finlyandiya

Хоккей KХЛ, ВХЛ

Хоккей НХЛ